Историко-генеалогический сайт Кравченко Р.А.

Одиссея хорунжего Скобеева


      Многие белогвардейцы прошли окопы Первой мировой, или, как ее называли в стане белых, “великой”, а в народе “германской” войны. Таким белым офицером, в судьбе которого отразились основные события двух войн, мировой и гражданской, был Михаил Ильич СКОБЕЕВ. Родился он 1 октября 1891 года в станице Каратуз Минусинского уезда, образование получил в Минусинском городском училище. Будучи в январе 1913 года призванным на военную службу, Скобеев окончил ветеринарную школу и был зачислен в Красноярский казачий дивизион. Охваченный патриотическими чувствами, вызванными начавшейся войной, молодой казак бежит на фронт. Здесь он участвует в знаменитом Брусиловском прорыве (1916 год), в котором русская армия на Карпатах разгромила австрийцев. За обнаружение батареи противника и бои на Фокшанском направлении Скобеев был награжден Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени, произведен в старшие урядники. Подающего надежды казака направили на учебу в Екатеринодарскую казачью школу прапорщиков, переименованную затем в военное казачье училище. После ее расформирования местным Совдепом Скобеев отбыл в распоряжение атамана Уссурийского казачьего войска, а затем был откомандирован в Красноярский казачий дивизион.

      Избранный в мае 1917 года войсковым кругом помощником председателя правления Енисейского казачьего войска, Скобеев принял участие в «мятеже» дивизиона и его походе в Каратуз. Но в связи с ликвидацией «сотниковской авантюры» и самороспуском войскового правления он бежал в Урянхайский край, где служил на золотых приисках. После свержения первой Советской власти Скобеев в августе 1918 года был мобилизован и в составе войскового правления вновь находился в Красноярске. В звании подхорунжего он с атаманской сотней участвовал в подавлении Минусинского крестьянского восстания. Однако в карательных акциях, которыми занимались прикомандированная к отряду Белковича-Валуйского следственная комиссия и 3-я Забайкальская учебная команда, участия не принимал.

      В феврале-марте 1919 года Скобеев, командуя отрядом лыжников (в отряде полковника Розанова), участвовал в боях с партизанами, а в Енисейском походе, где казаки вновь подавляли восстание, вел боевые действия под Маклаково и Енисейском. С марта 1919 года был командиром Бузуновской, а с июля, будучи уже хорунжим, Каратузско-Суэтукско-Алтайской казачьей дружины. Командуя последней, он вновь воевал с партизанами. В августе Скобеев как депутат заседал в Красноярске на VI войсковом круге, стал командиром кадровой сотни. Прослужив в формирующемся 2-м Енисейском казачьем полку и начальником нестроевой команды, он в декабре 1919 года под деревней Коркино Красноярского уезда попал в плен к красным.

      Через месяц Скобеев бежал из Красноярского лагеря военнопленных. Ему повезло: устроившись на службу в торговую организацию — Губсоюз, он по счастливой случайности стал членом экспедиции, отправившейся в Урянхай, Монголию и Китай. С ее саморасформированием Скобеев через Маньчжурию в августе 1920 года добрался до Читы, где находились остатки каппелевцев. Здесь он был награжден Георгиевским крестом 2-й степени, орденом “За Великий Сибирский поход” 1-й степени и вновь стал офицером 2-го Енисейского казачьего полка. Стал Скобеев и участником Читинского общеказачьего съезда, пытавшегося решать судьбу казаков в Забайкалье.

      Невозможность продолжать борьбу с большевиками на родине поставила белых перед необходимостью ухода в Маньчжурию и Приморье. В ноябре 1920 года Скобеев с отступавшими войсками оказался в Приморье. До середины 1921 года он являлся уполномоченным Енисейского казачьего войска в Харбинском социально-экономическом Союзе, а также, заменив войскового атамана А.П. Кузнецова, представителем этого войска на Дальнем Востоке.

      Многие бывшие военнослужащие белых армий, не участвовавшие в преступлениях режима, а также беженцы, оказавшись перед возможностью окончательной потери родины, не смогли решиться на этот шаг. Начался процесс их реэмиграции в пределы РСФСР. Он усилился, когда 20 ноября 1922 года особоуполномоченный РСФСР в Особом районе Восточных провинций Китая от имени правительства своей страны и Дальневосточной Республики обещал, что прежние политические “заблуждения” эмигрантов будут преданы забвению. Поворот в убеждениях, видимо, произошел и у Скобеева. С 15 июля по 1 декабря 1922 года он был сотрудником управления при особоуполномоченном, то есть человеком, практически решающим вопросы реэмиграции.

      По мнению своего нового руководства, Скобеев самоотверженно и добросовестно исполнял “поручения, сопряженные с опасностью для жизни, выказал себя отличным работником, преданным всецело интересам РСФСР”. Однако на родине он 16 марта 1923 года был арестован. 29 августа 1924 года Енисейский губернский суд, обвинив Скобеева как участника Гражданской войны и карателя, приговорил его к расстрелу, а затем заменил (!) это наказание десятью годами лишения свободы в строгой изоляции. Но ему еще раз повезло. Кассационная коллегия Верховного суда РСФСР не согласилась с этим приговором, заметив, что Скобеев своей деятельностью “разлагал белые армии и способствовал их переходу на сторону Советской власти”. Рассмотрев ходатайство коллегии, президиум ВЦИКа постановил Скобеева освободить.

      Дальнейшая его судьба неизвестна.

Александр Шекшеев,

кандидат исторических наук,

Абакан



Кольцо генеалогических сайтов

© Кравченко Р.А.

Hosted by uCoz