Историко-генеалогический сайт Кравченко Р.А.

ОТ ВРАЧА ДО ДЕПУТАТА

Николаевский Николай Федорович

      Николаевский Николай Федорович родился 25 ноября 1869 в г.Корчеве Тверской губернии в семье чиновника. Среднее образование получил в Тверской духовной семинарии. Дом Николаевского в Каратузе1 ноября 1896 году получил диплом об окончании медицинского факультета Томского императорского университета и удостоен звания лекаря. По окончании университета, желая изучить быт приисковых рабочих, занял должность приискового врача Ачинско-Минусинского горного округа в с. Каратузском. 7 ноября 1897 года, согласно прошению, принят на службу медицинским окружным сельским врачом. В 1898 году был назначен врачом 4-го участка Минусинского округа, проживал в с.Каратузском. На территории участка проживали 23000 человек, в лечебнице функционировало 6 коек.


      22 мая 1902 года Николай Федорович утвержден в чине титулярного советника. В 1903 году он женится на правнучке декабриста Николая Осиповича Мозгалевского, Александре Михайловне Колобовой. 27 февраля 1904 года Н.Ф. Николаевский произведен в коллежские асессоры, в этом же году рождение первенца - дочери Лидии. 2 декабря 1905 года – Николай Федорович произведен в надворные советники. [1]


      С февраля 1905 года Николаевский принимал пациентов в доме со всеми надворными постройками, который пожертвовала в Каратузе под лечебницу купчиха Клавдия Степановна Колобова (1848-1912 гг.) – тёща Николая Фёдоровича, владелица Владимирского винокуренного завода, находившегося вблизи д.Уджей на реке Амыл. [2]

      Историческое здание в постсоветский период времени пустовало, использовалось как складское помещение, не ремонтировалось. В 201? г. было продано за бесценок оперному певцу Пьявко В.И. и снесено новым хозяином летом 2015 г.

Выборы в первую Государственную Думу

      6 августа 1905 года Манифестом императора Николая II провозглашено создание Государственной Думы – представительного совещательного органа.

      В ходе октябрьской политической стачки был издан Манифест 17 октября 1905 г., в соответствии с которым Государственная Дума получила законодательные права.

      11 декабря 1905 года был издан закон о выборах в Государственную Думу. Сохранив куриальную систему, установленную при выборах в Булыгинскую Думу, закон прибавил к ранее существовавшим землевладельческим, городским и крестьянским куриям рабочую курию и несколько расширил состав избирателей по городской курии.

      По рабочей курии к выборам допускались лишь мужчины, занятые на предприятиях, имевших не менее 50 рабочих. Это и другие ограничения лишили избирательного права около 2 млн. мужчин-рабочих. Выборы были не всеобщие (исключались женщины, молодёжь до 25 лет, военнослужащие действительной службы, ряд национальных меньшинств), не равные (один выборщик на 2 тыс. населения в землевладельческой курии, на 4 тыс. – в городской, на 30 тыс. – в крестьянской, на 90 тыс. – в рабочей), не прямые (двух-, а для рабочих и крестьян трёх- и четырёхступенчатые).

      Выборы в первую Государственную Думу проходили в феврале-марте 1906 года. Наибольшего успеха достигла Конституционно-демократическая партия (кадеты). Вследствие неодновременности выборов, деятельность Государственной Думы проходила при неполном составе. Центральным вопросом Государственной Думы был аграрный.

      12, 16, 19 марта 1906 года в Каратузе Н.Ф. Николаевским организованы предвыборные собрания сельских избирателей. Акцизный чиновник П. Дорофеев и аптекарь Р. Зефир выступили за передачу фабрик и заводов в общее пользование, предоставление областной автономии Сибири, созыв Учредительного собрания. Они признали Государственную Думу несостоятельной решить эти проблемы и призвали к ее бойкоту. Аналогичных взглядов придерживался и сам Николаевский. [3]

      30 мая в Красноярске в Государственную Думу от городского и сельского населения Енисейской губернии избраны каратузский врач Н.Ф. Николаевский и крестьянин села Шушенского С.А. Ермолаев (соответственно 16 и 24 голосами «за» из 28 присутствующих выборщиков), беспартийные, придерживавшиеся трудовических взглядов. [4]

      Депутаты собирались в столицу, в спешном порядке передавали дела по службе преемникам, решали неотложные вопросы хозяйственного и бытового плана и не догадывались, как до обидного мало времени судьбой отпущено им на депутатскую деятельность.

      4 июня 1906 года в Красноярске депутат Государственной Думы от Енисейской губернии Н.Ф. Николаевский по приглашению депутации рабочих красноярских железнодорожных мастерских выступил на митинге со своей программой (присутствовало около 300 человек) [5]. Собрание состоялось на площади перед тюрьмой. В своей речи Николаевский прежде всего указал на то обстоятельство, что он в качестве делегата от Енисейской губернии не чувствует себя представителем народа, так как большая часть населения и главным образом рабочий люд были устранены от участия в выборах. Далее он указал на эксплуатацию трудящихся небольшой группой «белоручек», распоряжающихся судьбой России и ее богатствами в свою пользу, подчеркнул, что, наконец, народ очнулся и поднялся на защиту своих попранных прав, требуя для осуществления своей воли истинного народного представительства, основанного на прямом всеобщем и равном избирательном праве без различия полов, полной свободы слова, совести, печати и т.д. [6]

      8 июня 1906 года несколько тысяч жителей г. Красноярска, прежде всего рабочие и учащался молодежь, устроили провода члена I Думы Н.Ф. Николаевского в С.-Петербург. Депутат обратился к ним с прощальной речью, высказал надежду на поддержку его депутатской деятельности. Провожавшие выразили избраннику полное доверие. [7]

      Вот так описывает проводы депутата газета того времени:

      «Народ всё больше и больше подходил к вокзалу. Толпа собралась провожать члена Думы Н. Ф. Николаевского - тут были и рабочие, и приказчики, и мещане. Чиновников очень мало, наших либералов совсем не видно. Я вполне понимаю либералов, в самом деле - что им тут делать?

      На крыльце вокзала народ стоит сплошной стеной, некоторые полезли на крышу. Два жандарма за неимением места устроились на маленьком выступе стены и держатся за водосточную трубу.

      Николаевский раскланивается с толпой, лицо бледное, серьёзное. Лёгкий жест в воздухе, и толпа затихла, слушая каждое его слово.

      - Все ждут грозы. Пусть уж лучше разразится гроза, лишь бы было легче дышать. Может, скоро наступит момент, когда придётся обратиться за помощью к народу. Ваша помощь нужна нам - поддержите все!

      - Поддержим! - кричит толпа. - Ура, поддержим! Добивайтесь амнистии, долой смертную казнь!

      Николаевский исчезает, затем появляется в дверях вагона и шлёт последнее приветствие. Поезд тихо пошёл вперёд. Женщина лет сорока, спотыкаясь, бежит за поездом.

      - Амнистия, первым делом амнистия, Николай Фёдорович! - кричит она. - У меня пятеро детей, муж в тюрьме, пропадаю...

      И по лицу её текут слёзы. Поезд исчезает вдали. А у вокзала жандармы просят толпу «честью разойтись». Толстый подполковник убеждает всех спокойно идти по домам, так как «больше ничего не будет»». [8]

Состав первой Государственной Думы

      В первой Думе из 499 избранных депутатов (из них избрание 11 депутатов было аннулировано, один ушел в отставку, один умер, 6 не успели приехать) по возрастным группам выборные распределялись так: до 30 лет – 7 %; до 40 лет – 40 %; до 50 лет и старше – 15 %.

      Высшее образование имели 42 % депутатов, среднее – 14 %, низшее – 25 %, домашнее – 19 %, два депутата были неграмотными.

      Были избраны: 121 земледелец, 10 ремесленников, 17 фабричных рабочих, 14 торговцев, 5 фабрикантов и управляющих фабриками, 46 помещиков и управляющих имениями, 73 земских, городских и дворянских служащих, 16 священников, 14 чиновников, 39 адвокатов, 16 врачей, 7 инженеров, 16 профессоров и приват-доцентов, три преподавателя гимназии, 14 сельских учителей, 11 журналистов и 9 лиц неизвестных занятий. При этом 111 членов Думы занимали выборные должности по земскому или городскому самоуправлению (председатели и члены земских и городских управ, городские головы и старосты гласных).

      В мае-июне 1906 г. от Сибири и прилегающей к ней территории Степного края были избраны 15 депутатов: 4 от Тобольской губернии, 2 – Енисейской, 6 – Томской, 2 – Акмолинской области и 1 – от Сибирского казачьего войска.

      К 23 июня группа сибиряков в I Думе насчитывала 10 чел. Именно столько депутатов края подписали в тот день заявление, которым добивались увеличения «сибирской квоты» в аграрной комиссии – с 3 до 5-6. Депутат от Енисейской губернии Ермолаев С.А. прибыл в Петербург только после 23 июня (о причинах его неприбытия приходится только догадываться) и в подписании заявления не участвовал.

      В партийном составе первой Думы к концу ее работы значилось 176 кадетов, 102 трудовика, 23 социалиста-революционера, два от партии свободомыслящих, 33 члена польского коло, 26 мирнообновленцев, 18 социал-демократов, 14 беспартийных автономистов, 12 прогрессистов, 6 от партии демократических реформ, 100 беспартийных (многие из которых тяготели к правым).

      Большевистская партия призвала массы к бойкоту Государственной Думы. Однако в условиях начавшегося спада революционного движения бойкот не удался. Социал-демократы прошли в Государственную Думу «непартийным путём»: они были избраны голосами главным образом крестьянских и городских выборщиков; это обусловило преобладание меньшевиков в составе социал-демократических депутатов. Социал-демократы вошли во фракцию трудовиков. Однако в июне, по решению 4-го съезда РСДРП, социал-демократы выделились в самостоятельную фракцию.

Деятельность первой Государственной Думы

      Признав за Государственной Думой законодательные права, царское правительство стремилось всячески их ограничить. Манифестом 20 февраля 1906 года высшее законосовещательное учреждение Российской империи Государственный совет (существовал в 1810-1917 годах) был преобразован во вторую законодательную палату с правом вето на решения Государственной Думы; разъяснялось, что Государственная Дума не имеет права изменять основные государственные законы.

      Из ведения Государственной Думы изымалась значительная часть государственного бюджета. Согласно новой редакции основных государственных законов (23 апреля 1906 года), император сохранял всю полноту власти по управлению страной через ответственное только перед ним министерство, руководство внешней политикой, управление армией и флотом; мог издавать в перерыве между сессиями законы, которые затем лишь формально утверждались Государственной думой (ст. 87 Основных законов).

      Правительство отвергло программу кадетов, высказанную в форме пожелания частичной политической амнистии, создания «ответственного перед Государственной Думой правительства», расширения избирательных прав и других свобод, увеличения крестьянского землевладения и др. В комиссиях Государственной Думы шла работа над законопроектами об отмене смертной казни, о неприкосновенности личности, свободе совести, собраний и др.

      Центральным вопросом Государственной Думы был аграрный. Кадеты выдвинули идею «принудительного отчуждения» помещичьей земли. 8 мая они внесли в Государственную Думу законопроект за подписью 42 депутатов («проект 42-х»), предлагавший дополнительное наделение крестьян землей за счёт казённых, монастырских, церковных, удельных и кабинетских земель, а также частичное отчуждение помещичьей земли за выкуп «по справедливой оценке».

      Фракция Трудовой группы выступила 23 мая со своим аграрным законопроектом («проект 104-х»), в котором требовала отчуждения помещичьих и других частновладельческих земель, превышающих «трудовую норму», создание «общенародного земельного фонда» и введения уравнительного землепользования по «трудовой норме». Практическое решение вопроса предполагалось передать избираемым всеобщим голосованием местным земельным комитетам.

      Правительство на заседании 7-8 июня приняло решение распустить Государственную думу в случае нагнетания напряжённости вокруг аграрного вопроса.

      8 июня 33 депутата внесли ещё один проект Основного земельного закона, в основу которого были положены взгляды эсеров, требовавший немедленного уничтожения частной собственности на землю и перехода её в общенародное достояние (так называемая «социализация земли»). Государственная Дума отказалась обсуждать «проект 33-х», как «ведущий к чёрному переделу».

      В целом за 72 дня своей работы I Дума одобрила лишь два законопроекта: об отмене смертной казни (инициирован депутатами с нарушением процедуры) и об ассигновании 15 млн. рублей в помощь пострадавшим от неурожая, внесенный правительством. Другие проекты до постатейного обсуждения не дошли.

      20 июня правительство выступило с заявлением, в котором категорически высказывалось за неприкосновенность частновладельческих земель.

      В I Думе состоялось всего 40 заседаний (последнее – 7 июля 1906 г.). С 20 июня сибирские депутаты выступали почти на каждом заседании, иногда несколько раз в день.

      Н.Ф. Николаевский и А.И. Макушин приняли участие в прениях по докладу о белостокском погроме. 1 июня 1906 г. в г. Белостоке Гродненской губернии был учинен антиеврейский погром с кровавыми последствиями. «Население в ужасе взывает к помощи Государственной Думы», - отмечалось в заявления о запросе, подписанном 49 депутатами 22 июня.

      Бескомпромиссной по отношению к правительству и вызвавшей большой общественный резонанс в Красноярске была речь Николая Федоровича Николаевского 27 июня, продолжавшаяся около часа. «Преступление, совершенное в Белостоке, не представляет из себя чего-нибудь единичного, это только звено той цепи, которою русское министерство старается задержать стремление русского народа к свободе» - этими словами начал свое выступление депутат из Енисейской губернии. Н.Ф. Николаевский позволил себе возразить почтенному графу П.А. Гейдену, который несколькими днями раньше критиковал левых депутатов за превращение Думы в митинг вместо того, чтобы способствовать превращению ее в законодательное учреждение, как ей и подобает быть по закону. С формальной точки зрения П.А. Гейден прав, согласился Н.Ф. Николаевский. «...Когда мы действительно не будем слышать буйных речей о расстрелах народа, — тогда и только тогда наступит творческая, спокойная работа. Теперь же языком истинного народного представителя может быть лишь язык гнета, а не язык спокойствия анатома». Пользуясь возможностью, Н.Ф. Николаевский рассказал о другом преступлении режима, подобном белостокскому, по «не над евреями, а над русскими братьями»:об экспедиции в Сибирь карательного отряда генерала Меллер-Закомельского в начале 1906 года и преступных действиях на станции Иланской. «Сибиряки решили, что Меллер-Закомельский должен быть отдан под беспристрастный суд народа. Запрос об этой бойне между прочим уже представлен мною в Государственную Думу», сообщил оратор. По его убеждению, при существующем строе, при настоящем правительстве запросы и важные законопроекты никогда не претворятся в жизнь. Оратор подчеркнул, что многие считают Сибирь забитой и отсталой окраиной, однако «и в этой глуши живут люди и мечтают о лучших днях». Николаевский требовал наказать виновных. Факты были ужасны. По его данным, на станции Иланской один офицер па глазах у всех застрелил собственноручно 2 детей, 13 и 14 лет. Всего в этой трагедии погибло более 50 иланцев, а виновники этих кровавых злодеяний так и не были наказаны. Все его заявления накаляли политическую обстановку. Свое эмоциональное выступление Н.Ф. Николаевский закончил тем, что поднял вопрос об отставке правительства И.Л. Горемыкина, уже рассмотренный Думой 13 мая и решенный положительно (решенный Думой, а не императором и председателем Совета Министров, игнорировавшими вотум недоверия думцев): «... Русские министры... должны оставить свой пост и дать возможность народным представителям ввести русскую жизнь в нормальное русло».

      Лицемерие высокопоставленных чиновников вызвало возмущение большинства членов Думы. В ряду тех, кто поспешил публично выразить негодование действиями министров, был и Н.Ф. Николаевский.

      Выступая на 38-м заседании Государственной Думы 4 июля 1906 г., Н.Ф. Николаевский обвинил Стишинского и Гурко, а в их лице и все правительство, что они вышли за пределы властных полномочий, считая «себя вправе претендовать на присвоение себе законодательной функции». Депутат назвал поступок министров преступным, за что немедленно получил замечание С.А. Муромцева, председателя I Думы. «Я думаю, что Государственная Дума не достигнет практических результатов своей деятельности до тех пор, - продолжал Н.Ф. Николаевский, - пока между Думой и Государем и между Думой и народом будет стоять враждебная стена в лице министерства и его агентов».

      Прозвучавшие после этих слов аплодисменты свидетельствовали о том, что выступление сибирского депутата находит одобрительный отклик в зале.

      Что же делать? - задавал извечный вопрос русской интеллигенции Н.Ф. Николаевский. Для самого оратора ответ казался найденным: устранить «угрюмую враждебную скалу в лице министерства и его агентов». «Я думаю, - патетически произнес Николаевский, - наступил момент, когда Государственная Дума должна принять в свои руки временно исполнительную власть, хотя бы, как высказываются некоторые крестьянские депутаты, предварительно получивши аудиенцию от Государя. (...) Я знаю, что народ и половина армии стоит с недоумением перед спокойствием Государственной Думы и только ждет...» Н.Ф. Николаевский, таким образом, сознательно предлагал Думе совершить акт антиконституционного значения. Согласие на аудиенцию у Николая II, безусловно, следует расценивать как тактический прием. Не настолько наивен был депутат Енисейской губернии, с университетским образованием, чтобы надеяться на благосклонное отношение монарха к прозвучавшему призыву. А вот насчет готовности народа и армии к новому решительному натиску на царизм Н.Ф. Николаевский заблуждался искренне. В подобном настроении находились многие, что и выявила молчаливая реакция в стране на последовавшие вскоре досрочный роспуск I Думы и воззвание «Народу от народных представителей», более чем умеренное по своему содержанию, принятое группой депутатов в Выборге 10 июля 1906 г.

      Всего Н.Ф. Николаевский выступал 5 раз по 3 вопросам; подписал заявление группы сибиряков, требовавших увеличения квоты для сибирских депутатов в аграрной комиссии Государственной Думы и три депутатских запроса: о привлечении в ответственности графа Потоцкого за убийство крестьянки и по поводу правительственного сообщения по аграрному вопросу.

Роспуск Государственной Думы

      Указом 8 июля Государственная Дума была распущена, манифестом 9 июля подобное действие было аргументировано тем, что «выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в непринадлежащую им область», одновременно на Государственную Думу возлагалась ответственность за прошедшие крестьянские выступления.

      Все центральные издания опубликовали Именные Высочайшие указы:


      «Правительствующему Сенату.

      На основании статьи 105 свода основных государственных законов, издания 1906 года, повелеваем: Государственную Думу распустить, с назначением времени созыва вновь избранной Думы на 20-е февраля 1907 года. О времени производства новых выборов в Государственную Думу последует от Нас особое указание. Правительствующий Сенат не оставит учинить к исполнению сего надлежащее распоряжение.

      На подлинном собственной Его Императорского Величества рукой подписано: "НИКОЛАЙ"

      В Петергофе 8-го июля 1906 года.


      Снисходя на просьбу председателя Совета Министров, члена Государственного Совета, сенатора, действительного тайного советника Горемыкина – Всемилостивейше увольняем его от занимаемой должности председателя Совета Министров, с оставлением членом Государственного Совета и в звании сенатора. Министру Внутренних дел, Двора Нашего в звании камергера, действительному статскому советнику Столыпину – Всемилостивейше повелеваем быть председателем Совета Министров, с оставлением его в должности министра внутренних дел и в придворном звании». [9]


      Для выработки обращения к народу в знак протеста против досрочного роспуска парламента 9 июля 1906 года, начиная с полудня, в г. Выборг стали прибывать члены Государственной Думы. К вечеру все гостиницы в городе были переполнены. Вместе с депутатами прибыла масса посторонних лиц. В 23.00 открылось совещание прибывших депутатов. Председательствовал С.А. Муромцев (кадет).

      Всех депутатов на заседании участвовало 185 человек. Отсутствовали в совещании представители правого парламентского крыла и польского кола. Двери для представителей печати были закрыты. [10]

      Результатом совещания было так называемое «Выборгское воззвание»:


      «Граждане всей России!

      Указом 8-го июля Государственная Дума распущена.

      Когда вы избирали нас своими представителями, вы поручали нам добиваться земли и воли. Исполняя ваше поручение и наш долг, мы составляли законы для обеспечения народу свободу, мы требовали удаления безответственных министров, которые, безнаказанно нарушая законы, подавляли свободу; но, прежде всего, мы желали издать закон о наделении землею трудящегося крестьянства путем обращения на этот предмет земель казенных, удельных, кабинетских, монастырских, церковных и принудительного характера отчуждения земель частновладельческих. Правительство признало такой закон недопустимым, а когда Дума еще раз настойчиво подтвердила свое решение о принудительном отчуждении, был объявлен роспуск народных представителей.

      Вместо нынешней Думы Правительство обещает созвать другую через семь месяцев. Целых семь месяцев Россия должна оставаться без народных представителей в такое время, когда народ находится на краю разорения, промышленность и торговля подорваны. Когда вся страна охвачена волнением и когда министерство окончательно доказало свою неспособность удовлетворить нужда народа. Целых семь месяцев правительство будет действовать по своему произволу и будет бороться с народным движением, чтобы получить послушную, угодливую Думу, а если ему удастся совсем задавить народное движение, оно не соберет никакой Думы.

      Граждане! Стойте крепко за попранные права народного представительства, стойте за Государственную Думу. Ни одного дня Россия не должна оставаться без народного представительства. У вас есть способ добиться этого: правительство не имеет права без согласия народного представительства ни собирать налоги с народа, ни призывать народ на военную службу. А потому теперь, когда правительство распустило Государственную Думу, вы вправе не давать ему ни солдат, ни денег. Если же правительство, чтобы добыть себе средства, станет делать займы, то такие займы, заключенные без согласия народного представительства, отныне недействительны, и русский народ никогда их не признает и платить по ним не будет. Итак, до созыва народного представительства не давайте ни копейки в казну, ни одного солдата в армию.

      Будьте тверды в своем отказе, стойте за свои права все, как один человек. Перед единой и непреклонной волей народа никакая сила устоять не может.

      Граждане! В этой вынужденно, но неизбежной борьбе, ваши выборные люди будут с вами».


      Под «Выборгским воззванием» поставили подпись 169 человек. Еще 55 человек сделали это позднее, в Петербурге. Поскольку авторами оригинального текста воззвания они не являлись, то их не привлекли к судебной ответственности.

      Среди депутатов подписавших воззвание: Николаевский Николай Федорович. За это он был подвергнут суду и лишён гражданских прав по ст.129, ч.1, п.п.51 и 3 Уголовного Уложения.

      Весть о роспуске Государственной Думы и введении чрезвычайной охраны разнеслась по Петербургу рано утром, а к 2-м часам дня об этом говорил уже весь Петербург. Всюду, всеми слоями населения обсуждался и толковался на все лады вопрос дня.

      К 12-ти часам дня номер «Правительственного Вестника», в котором появился указ о роспуске Думы, продавался по 3 рубля.

      Святейший Синод разослал всем сельским пастырям предписание не касаться в проповедях акта о роспуске Думы, а также отношений Думы к правительству.

      Во всех типографиях дежурили наряды полицейских на случай выхода газет с обращением к народу от депутатов. Такие газеты немедленно конфисковывались. [11]

      Первое, что приходило на ум – это какое-то недоразумение, тем более что в указе Сенату о роспуске Государственной Думы сделана ссылка на ст. 105 основных государственных законов. В основных законах, подписанных 23-го апреля 1906 года, всего только 82 статьи, и о роспуске Думы говорит ст. 63-я, изложенная так: «Государственная Дума может быть до истечения пятилетнего срока полномочия ее членов распущена указом Государя Императора. Тем же указом назначаются новые выборы в Думу и время ее созыва»[12].

      Циркулировать также обоснованные слухи, что роспуск Думы – это возмездие правительства за проект обращения нижней палаты к народу по аграрному вопросу от 6 июля 1906 г. [13]

      Официальная «Россия» так прокомментировала роспуск Думы: «Дабы спасти народное представительство и сделать его работоспособным и жизненным учреждением в кругу законодательных учреждений империи, Верховной власти не оставалось другого пути, как признать нынешний состав Думы неспособным к законодательной работе»[14].

      Московский губернатор через прессу обратился к населению со следующим воззванием: «Бывшие члены Государственной Думы, распущенной о воле Государя Императора, составили преступное воззвание к народу, в котором приглашают стоять за них, не давать рекрутов, не платить податей и не платить по тем займам, которые заключило правительство без согласия Думы. Воззвание это бывшие члены Думы стараются распространить среди населения. Считаю священным долгом свом предостеречь не поддаваться внушениям, которые делают бывшие члены Думы в своем воззвании, так как это воззвание имеет явно мятежный характер и направлено против священной Царской власти» [15].

      После роспуска первой Государственной Думы Н.Ф. Николаевский первое время проживал в Томске, в конце 1906 года приехал в Каратузское. Проживая в Каратузском, организовывал митинги, на которых внушал населению явное неуважение к правительству, подстрекал к неуплате податей и других повинностей. В бытность его в Государственной Думе, рассылал письма противоречивого содержания, озаглавленные «Ко всем крестьянам» за своей подписью. Потом Николаевский переехал в д. Уджей на винокуренный завод, где продолжил свою преступную деятельность, агитируя крестьян в духе Выборгского воззвания и, по слухам, материально помогая лицам, примыкающим к их партии. [16]

      26 января 1907 года «Сибирская газета» сообщила о том, что «крестьянское население Минусинского уезда отказывается платить долги до созыва Государственной Думы. Застрельщиками неплатежей явились деревни Черемушка и Уджей. Полицейские власти описали у них скотину, но покупателей на нее, разумеется, нет. Было приказано гнать арестованный скот в Каратуз, но крестьяне этого приказа не выполняют. Пущен слух, что за неплатежи виновные будут преданы военно-полевому суду. Якобы вешать и расстреливать. Слухи распускаются сельскими старостами из страха ответственности за недостачу податей».

      Архивные документы свидетельствуют, что в начале 1907 года Н.Ф. Николаевский выехал из Минусинского уезда, по одним слухам на проживание в Красноярск, где скончался в 1920 году заразившись тифом, по другим слухам на проживание в Швейцарию. [17, 18]

БИБЛИОГРАФИЯ

  1. Борзенко Л.Н. Неудобная Дума // Знамя труда, – 07.04.2006.
  2. Сибирский вестник», № 24 от 30.01.1905 г., Томск. С.2.
  3. Крестьянское движение в Сибири. 1861-1907 гг. С.259.
  4. Сибирское обозрение 1906. № 1. С. 104; Сибирские вопросы 1906. № 1. С.104.
  5. Рабочее движение в Сибири... Т.II. С. 243.
  6. Из донесения ротмистра Чикунова директору департамента полиции от 08.06.1906 г.
  7. Сибирское обозрение, 15.06.1906 г.
  8. Голос Сибири, 11 июня 1906 года. Красноярск.
  9. Правительственный Вестник, 23(10) июля 1906 г.
  10. Новое время, 23(10) июля 1906 г.; Русское слово, 24(11) июля 1906 г.
  11. Русское слово, 24(11) июля 1906 г.
  12. Биржевые ведомости», 23(10) июля 1906 г.
  13. Биржевые ведомости, 19(6) июля 1906 г.; Русское слово, 22(9) июля 1906 г.
  14. Русское слово, 24(11) июля 1906 г.
  15. Русское слово, 31(18) июля 1906 г.
  16. Из донесения помощника начальника жандармского управления Минусинского уезда начальнику ЕГЖУ. «Депутаты ГосДумы от Енисейской губернии»
  17. http://tomskhistory.lib.tomsk.ru/
  18. Мирошникова, Т.И. Дума народных надежд (к 100-летию Государственной думы. Парламентаризм в России: исторический опыт и современные проблемы: мат. Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. 100-летию начала деятельности первой российской Государственной думы. Красноярск, 18 мая 2006 года / В.В. Гришаев (отв. ред.); В.Г. Курдюков (зам. отв. ред.); ред. кол. – Красноярск: Красноярский писатель, 2006. – 292 с.


Кольцо генеалогических сайтов

© Кравченко Р.А.

Hosted by uCoz